Lay Down Sally. Oh, Sally! O`Sally

Тема в разделе 'Снукер', создана пользователем Eurosport Team, 17 дек 2007.

  1. CatChat Спортивный аналитик

    На форуме с:
    17 янв 2008
    Сообщения:
    1.245
    Адрес:
    Украина
    да, паша у нас красиво излагает :cool:
  2. CatChat Спортивный аналитик

    На форуме с:
    17 янв 2008
    Сообщения:
    1.245
    Адрес:
    Украина
    милые форумчане! у меня ко всем большая просьба! если кто-то узнает дополнительные сведения об этих двух выставочных турнирах (билеты или другое), выложите, пожалуйста, на этой ветке. буду очень благодарна! :)
  3. BagiraE Спортивный Гуру

    На форуме с:
    2 авг 2007
    Сообщения:
    21.357
    Адрес:
    Украина
    продолжим...



    глава 5.

    теряя маму



    шел 1993 год, папа за решеткой, и жизнь была в лучшем случае сложной, а в худшем – полным дерьмом. несмотря на все те ужасные вещи, что случились в 1992-м, это в многих отношениях был мой золотой год: побитые рекорды, 38 выигранных матчей подряд, причем в 22 случаях я громил противника всухую 5-0, папа выходил под залог и видел, как я побеждаю игрока за игроком в блэкпуле.

    но теперь он был в тюрьме, отбывал срок, а я чувствовал огромную потерю. отец всегда играл важнейшую роль в моей жизни. он поддерживал меня, веселил, отчитывал, когда я делал что-то не так, и по-прежнему старался как мог, даже при том, глее он находился, но это было не то же самое. я чувствовал себя уязвимым, и был не в ладах сам с собой.

    я намеревался относиться с уважением к собственному телу и заботиться о нем, как и следует профессиональному спортсмену. я записался в спортивный зал, каждый день бегал, старался есть здоровую пищу, не пить и не курить. но это было нелегко. я знал, что немного выпив, становлюсь более расслабленным, особенно в компании.

    мне было всего 17, но я беспокоился, что мой снукер уже достиг своего пика и я начну опускаться. каким-то образом, в 1992-м, я инстинктивно ощущал, что каждый мой удар и каждое мое решение были правильными. но теперь мне казалось, что за все нужно отчаянно бороться.

    тем не менее, для внешнего мира я выглядел совершенной этому противоположностью. в 1992-м никто в мире вне снукера не знал моего имени, но к концу 1993-го я становился знаменитостью, обо мне говорили как о новом любимце публики, наследнике алекса «урагана» хиггинса и джимми «вихря» вайта. у меня уже было имя и была репутация. и хотя я знал, что играю и приблизительно не так хорошо, как мог бы, этого хватало для того, чтобы я ракетой взлетел в рейтингах. и, как считал весь мир, у меня был только один путь: вперед.

    в ноябре 1993 я вышел в финал чемпионата великобритании в гилд холле в престоне. мне было 17 лет и 11 месяцев и я играл со стивеном хендри, бесспорным номером первым в мире, в финале! это был один из тех матчей, когда все сходилось. я снова играл на инстинктах, как в блэкпуле. в первом фрейме стивен сделал серию в 44 очка, потом ему не повезло с парой ударов и я доиграл фрейм серией в 78 очков. во втором фрейме он тоже повел, но после его начальных 23 я сделал 103. стивен ответил брейком в 132, и потом – в 73 очка, сравняв счет 2-2, а потом я взял все следующие четыре фрейма в дневной спокойнее, и сделал брейки в 62, 73 и, в конце – 85 очков. я победил стивена хендри со счетом 10-6 и выиграл семьдесят тысяч. до моего 18-летия оставалась неделя и у меня было семьдесят тысяч! я поверить в это не мог. интересно, подумал я, может, мне позвонит мой старый школьный учитель и попросит меня принести чек в школу, чтобы показать его другу.

    это был настоящий кайф, я только думал, что хочу еще больше всего этого: невероятное ощущение от битком набитого зала, пот от напряжения, почти все болеют за меня. я победил в одном турнире стива дэвиса и стивена хендри, двух величайших игроков в истории снукера и находился в состоянии блаженного шока. я даже «подрезал» девять месяцев от рекорда стивена хендри, став самым молодым игроком, когда-либо выигрывавшим рейтинговый турнир.

    внезапно я оказался на страницах газет. казалось, что каждый очерк начинается статистикой моей жизни: первый сенчури брейк в 10 лет, первые 147– в 15, 38 выигранных матчей подряд и так далее. только когда я прочел все это, я начал понимать, чего же я достиг.

    комментатор снукера клайв эвертон написал статью, в которой говорил о моих «уверенности, легкости и бесстрашии», и сказал, что я являю собой образец преданности своему виду спорта. я был польщен, хотя и не был уверен, правдиво ли это. с одной стороны, конечно – да. я действительно практиковался и практиковался, день-деньской, с утра и до позднего вечера, и действительно был относительно бесстрашен у стола. я поднялся с 57-й позиции в рейтингах, войдя в топ-16, что значило, что я автоматически квалифицируюсь на все основные турниры.

    сразу после финала клайв спросил меня, что собираюсь делать, выиграв чемпионат великобритании. я ухмыльнулся и сказал ему, что собираюсь завтра с кубком навестить папу и провести с ним лучшие два часа моей жизни. на следующий день мы с отцом чудесно провели время. он гордился мною и не боялся это сказать.
  4. BagiraE Спортивный Гуру

    На форуме с:
    2 авг 2007
    Сообщения:
    21.357
    Адрес:
    Украина
    Статья Клайва также описывала меня как «дружелюбного, жизнерадостного и удивительно сдержанного человека» и это меня здорово насмешило. Опять же, в некотором смысле, это было правдой: когда мне было хорошо, я был дружелюбным и жизнерадостным. Но уже случалось, что вдали от стола я чувствовал себя разбитым на куски.

    Для начала, я хотел, чтобы отец вернулся. И во-вторых, хотя я и мечтал, чтобы настало то время, когда в клубах ко мне будут подходить незнакомки, узнавать меня и заводить разговор, когда это на самом деле случилось, оказалось, что все не так просто. Я ощущал такое же стеснение и неловкость, как и всегда, если только не перед этим не выпивал.

    Пять месяцев спустя, в апреле 1994-го, я выиграл Бритиш Оупен в Плимут Павильонз. В финале я разгромил Джеймса Ваттану, 9-4, и это был мой второй крупный титул в сезоне. Только Стивен Хендри и Стив Дэвис выиграли в том сезоне больше одного титула и обо мне говорили так же, как о них.

    Мировой рейтинг основывается на результатах предыдущего сезона, которые суммируются с текущими, что значило, если я покажу достойную форму, то на следующий год стану третьим в мировом рейтинге. С тридцатью-шестью тысячами с Бритиш Оупен я довел свои призовые заработки за сезон до 165 тысяч фунтов. На эти деньги можно было бы нормально жить пять лет, но теперь я играл в другой лиге. Я купил последнюю модель БМВ. Это был первый раз, когда я действительно радовался денежному выигрышу – когда я был ребенком, я никогда особо не думал о деньгах, которые выигрывал и, честно говоря, они никогда не стояли для меня на первом месте. Другое дело – кубки, трофеи и слава.

    Люди начали делать ставки на то, когда я выиграю свой первый чемпионат мира. Барри Херн говорил всем, что это вопрос не «если», а «когда». Он думал, что это случится в этом же году. Даже Йен Дойл, который отказался подписывать со мною контракт, говорил почти то же самое, только он считал, что это произойдет через пару лет.

    Каждый раз, когда я давал интервью, меня спрашивали об отце. Я рассказал репортерам, как мы были близки, как он вдохновлял меня, и что он не был плохим человеком, несмотря на то, что случилось. Отец учил меня, как говорить, и я старался изо всех сил. Я рассказал журналистам, что не собираюсь жалеть себя только из-за того, что папа далеко, что я достаточно взрослый и вредный, чтобы самому за собой присматривать, это в точности были папины слова. Время от времени я думал, что начинаю говорить точно как он. Я рассказал прессе, что отец в тюрьме, осужден и отбывает срок, и что он собрался принять это как мужчина, а не рыдать, как ребенок, и что я тоже не собираюсь терять голову из-за того, где он находится. Отец говорил мне, что если я хочу, чтобы он мною гордился, я должен держать голову высоко поднятой, двигаться вперед и делать то, что я умею, как можно лучше, быть посланником спорта. И это я говорил, когда меня спрашивали.

    Журналистов, казалось, удивляет, что я так говорю об отце. Не знаю, может они ожидали, что я буду отрицать, что он в тюрьме, или постараюсь от него откреститься. Их поражало, когда я говорил им, что он собирался вести мой Фан-клуб, и что можно писать на адрес: Ронни О’Салливану Старшему, D-wing, Вормвуд Скрабс. Я не понимал, что в этом такого странного. По крайней мере, вряд ли поклонники забудут адрес.

    Мои слова звучали так уверенно, когда я говорил с журналистами. Но в большинстве своем это было только внешне. Все было наоборот. Я рыдал как ребенок и начинал ломаться.

    Разумеется, я не выиграл Чемпионат Мира в тот год. И в последующие годы – тоже. Я пробился в одну восьмую, и меня разбил 13-3 Джон Пэррот. Зато я был признан WBSA Молодым Игроком Года 1993, и далее – Игроком Года 1994. На бумаге лучше и быть не могло. Все эксперты предсказывали, что я буду доминировать в игре. Но этого не случилось. Тому было много причин, как у стола, так и вне его.

    Мне было 18, почти 19, и игра начинала давить на меня. Перед концом сезона я заявил, что серьезно подумываю о том, чтобы оставит снукер, потому что он делает меня несчастным. Казалось, что в нем не осталось ничего общего с той игрой, которую я так любил в детстве, и я даже не приближался к высотам того памятного первого года в Блэкпуле. Я больше не чувствовал при выходе, что автоматически выиграю матч; а если я не чувствую себя лучшим, какой тогда смысл играть вообще?
  5. BagiraE Спортивный Гуру

    На форуме с:
    2 авг 2007
    Сообщения:
    21.357
    Адрес:
    Украина
    все игроки и эксперты говорили, что я это несерьезно, что я буду в игре долгие годы. но я был серьезен. каждый раз, когда я думал об уходе из игры, все это было абсолютно серьезно. в конце концов, однако, оказались правы они: я не ушел и остался в игре на годы.

    сразу после того, как отцу вынесли приговор, оказалось, что полиция играет с нами в большого брата , это открылось, когда они взялись за маму. они следили за нами на протяжении следующих восемнадцати месяцев и к 1994, очевидно, собрали все, в чем нуждались.

    по странной прихоти судьбы, кризис случился опять когда я играл на турнире в таиланде. мой приятель забрал меня в аэропорту, когда я прилетел домой.

    - никогда не догадаешься, что случилось, - сказал он.

    - что?

    - твоя мама в тюрьме, по обвинению в неуплате налогов.

    - смеешься, да? – спросил я. – шутишь?

    - нет, - ответил он. – малышка даниэль сейчас у нас, а твоя мама – в полицейском отделении на лайм стрит.

    он рассказал мне, что полиция заявилась к нам в дом в 5 утра и увезла маму в участок.

    мне четыре дня не давали повидаться с мамой. все, что я мог – это поговорить с её адвокатом и передать ей еду и одежду. четыре дня спустя она предстала перед судом в олд бэйли, на слушанье о выходе под залог. тогда-то я и позвонил барри херну.

    - они требуют миллион долларов, - сказал я. – вы должны мне помочь.

    - хорошо! ты отправляйся в суд, - велел он. – дай мне знать, если я тебе понадоблюсь, и я сразу же приеду.

    - я знаю, что вы нам нужны, - ответил я.

    он прибыл через сорок пять минут и выступил с одной из блистательнейших речей, которые я когда-либо слышал. судья спросил его, может ли он позволить себе внести слугу залога.

    - ну, - ответил барри, - я менеджер двенадцати игроков-снукеристов, владею домом стоимостью в три миллиона фунтов и бизнесом с ежегодным оборотом в двадцать миллионов фунтов, так что, думаю, это позволяет мне выложить миллион фунтов залога.

    все в суде просто сломались.

    я люблю барри, и я был так рад, что он по-прежнему был тогда моим менеджером и мог сделать это для меня и мамы. я говорю это потому, что чуть не разошелся с ним за год до того.

    мой контракт нужно было возобновлять и джон кэрролл, правая рука йена дойля, опять начал подкатываться ко мне. в конце концов, они предложили мне 100 000 фунтов в год только за то, чтобы я просто подписал с ними контракт. это случилось примерно через пару лет после того, как я стал профессионалом, и в то время я от барри получал значительно меньше. джон кэрролл приехал к нам из шотландии, пригласил меня с мамой в ресторан, и все звучало очень соблазнительно.

    я говорил с отцом накануне моего визита к барри по поводу нового контракта. он сказал: «что бы ни делал, не подписывай контракт. все, что тебе нужно – это просто пожать руку барри, и сказать, «я с вами еще на один год». не подписывай никаких контрактов вообще». он сказал, что после этого года я буду свободен говорить с тем, с кем захочу.

    я отправился в офис к барри, восемнадцатилетний и наивный.

    барри усадил меня, и сказал:

    - итак, ты собираешься подписывать новый контракт?

    и я произнес:

    - да, да, да. я подпишу новый контракт.

    он положил документ передо мною и, несмотря на все то, что говорил отец, я чувствовал, что обязан его подписать. я решил, что если не подпишу, то барри подумает, что он мне не нравится, или еще что-нибудь такое.

    когда я приехал домой, позвонил отец и спросил:

    - ну, как успехи?

    - я подписал, - пробормотал я.

    - придурок .
  6. BagiraE Спортивный Гуру

    На форуме с:
    2 авг 2007
    Сообщения:
    21.357
    Адрес:
    Украина
    - папа, он положил контракт передо мною и… - я не знал, что сказать, и сам не знал, почему подписал.

    - ладно, не переживай из-за этого. просто продолжай играть в снукер.

    я полностью запутался. я должен был подписать контракт с йеном дойлом. я никогда не обещал ему этого, но сказал джону кэрроллу, что предложение звучало хорошо, хотя мне нужно время, чтобы все обдумать. на встрече с барри я сказал ему, что йен дойл прислал джона кэрролла ко мне, чтобы попытаться меня переманить. барри явно сразу же бросился к телефону, позвонил йену и разругался с ним, потому что потом мне позвонил йен и сказал: «не говори никому, что к тебе приезжал джон кэрролл. от тебя столько проблем».

    я не знал, что сделал не так, и рассорился с йеном. и это было все. на следующие три года я оставался с барри.

    на самом деле, это было безумием. я мог бы использовать предложение дойла, чтобы заставить херна предложить мне лучшие условия, но я просто подписал обычный контракт, никаких гарантий. потом он сказал мне, что я обеспечу его старость. впоследствии йен дойл пытался использовать это против него. он сказал мне: «я никогда не говорю этого о своих игроках. то, что барри сказал такое – абсолютно неприемлемо». но я не понимал, из-за чего такой шум. я просто подумал, ну ладно, надеюсь, что действительно обеспечу его старость, ведь если это так, значит, у меня дела обстоят неплохо.

    барри делал для меня то, что йен дойл, который стал моим менеджером потом, вряд ли сумел бы, как я думаю. с самого начала, барри херн был со мною в разных ситуациях, помогая мне и моей семье как в спорте, так и вне его. он всегда оказывался у телефона, когда разражался кризис. для меня он был великолепным менеджером. ладно, он никогда особо не предоставлял великого спонсорства на все игры, но я его глубоко уважаю, потому что он всегда бы рядом, когда я в нем нуждался, решая возникающие проблемы.

    когда полиция обыскивала мамин дом, они забрали все расходные книги и документы. отец оказался в тюрьме, а мама не самый подходящий человек, чтобы заниматься денежными вопросами – она этого просто не понимала, потому что ей никогда это не нужно было делать. её основной заботой были семья и дом. когда власти сказали, что она много задолжала по vat и другим налогам, она была искренне шокирована. она все заплатила, но её все равно отправили в тюрьму за уклонение от налогов. видеть её осужденной (это было в конце 1995-го) - одно из худших впечатлений за всю мою жизнь. я не мог понять, почему она должна отправиться в тюрьму, ведь она заплатила все, что, как они настаивали, задолжала. думаю, это был заговор против семьи.

    ей присудили один год заключения, она отбыла 7 месяцев. в утро перед приговором я должен был отправиться переговорить кое с кем насчет секс-шопов и решить всякие вопросы. я приехал в суд после обеда, вместе с моим приятелем стивом, который знал, как работают суды. я спросил, что там происходит, и он глубоко вдохнул и сказал, что все не очень хорошо.

    - что ты имеешь в виду? – просил я.

    - её посадят.

    - что? она пойдет в тюрьму?

    мама сидела на скамье подсудимых и не могла слышать, что мы шептали.

    когда присяжные передали свой вердикт и судья сказал: «уведите её», она посмотрела на меня и из глаз её потекли слезы. но она не плакала. я ожидал этого, но это не случилось.

    как ни странно, в том, что она отправилась в тюрьму, были и положительные стороны, потому что после этого она поняла все, о чем ей говорил отец: о ежедневной рутине его жизни. он звонил ей, и говорил: «мария, я должен идти, а то сюда уже колотят, ты же знаешь». и она точно знала, что он имеет в виду, потому что и сама это прошла.

    когда-то мама и папа оказались в одном и том же суде, и обоих обвинили за продажу журналов и видеокассет непристойного содержания. во время обеденного перерыва их посадили в одну камеру и они провели наедине целый час. следующие шесть недель судебного разбирательства они сидели вместе. и отец просто смеялся над всем: он снова был с мамой, пусть даже ненадолго. он постоянно толкал локтем обвинителей и перешучивался с ними.
  7. BagiraE Спортивный Гуру

    На форуме с:
    2 авг 2007
    Сообщения:
    21.357
    Адрес:
    Украина
    когда прошла примерно половина судебного разбирательства, один из таблоидов напечатал статью, в которой было сказано, что мама уже сидит в тюрьме, отбывая срок за уклонение от налогов. это было явное неуважение к суду и вызывало предубеждение к ней, так что пришлось её освободить. судья сказал: «миссис о’салливан, вы свободны», но она не хотела бросать отца.

    пап сказал: «иди, иди же, ну иди», - и она ушла, но позже она мне сказала: «я была там так счастлива вместе с твоим отцом, что не хотела уходить».

    когда мама оказалась за решеткой, мои мир перевернулся. я никогда ни о ком не заботился, даже о себе. все, что мне приходилось делать, пока она была дома – это прийти, пообедать, надеть свежепостиранную и выглаженную одежду и играть в снукер. потом вдруг мне пришлось заботиться не только о себе, но и сестре, даниэль. мне было 19, даниэль – 12, я пытался держать все в руках и делать вид, что все нормально, хотя на самом деле – ничего подобного. сестра шла в школу, а я пытался готовить для нее обед, когда она придет домой, но я никогда ничего не готовил, кроме как в школе на уроках по домоводству. так что мы перебивались печеной в духовке картошкой, рыбными палочками и бобами. у меня не было водительских прав (отобрали за превышение скорости), так что я даже не мог отвозить её в школу и забирать после занятий. мы были в полном дерьме и я запаниковал.

    вдвоем с даниэль дома было трудно, так что я решил, что лучшее решение – это приглашать народ и закатывать вечеринки. за последние пару лет мне удалось достигнуть большего успеха, я выиграл пару монет, мы ходили в отели, это влетало в копеечку. так что я подумал, мы сэкономим тут, просто затаримся водкой, куревом и устроим дома бардак. мамы не было только неделю, когда я устроил первую гулянку. я пригласил всех – даже тех, кого не знал. я просто подумал, раз в моем полном распоряжении этот большой дом, притворюсь, что он мой, и произведу на всех впечатление. я устроил барбекю, даже несмотря на то, что с неба капал дождь и всем было не по себе. когда я вспоминаю это, мне становится страшно, потому что я просто терял здравый смысл. в конце вечера люди говорили: «ну, мы, наверное, пойдем», а я говорил всем, что они не должны идти. в конце концов, после двух дней гулянья они разошлись по домам.

    проспавшись, я поднялся и оглядел дом. повсюду валялись тысячи бутылок из-под пива и чернели следы от сигарет. дом выглядел как после бомбежки. моя мама патологическая аккуратистка, при ней дома не было ни пятнышка. она бы меня убила, если б увидела все это. так что я позвонил своему приятелю фреду и попросил прийти. я знал, что он умеет управляться с тряпкой и уборкой. он всегда помогал маме, когда жил с нами, несколько лет назад. он водил танк в армии, потом работал в детском саду, а в конце концов – стал работать у мамы в булочной.

    - что ты натворил? – спросил он.

    - провел самое большое барбекю на свете, оно продолжалось два дня, и теперь все в руинах.

    он вычистил все последствия той вечеринки, а потом переехал к нам, чтобы помочь мне. он присматривал за даниэль и следил за чистотой, что позволяло мне выходить и играть в снукер. но дом не оставался чистым надолго – через несколько дней я устраивал другую вечеринку, а потом – еще одну.

    между этим, я навещал маму в холловэй. это было ужасно. навещать папу в тюрьме было достаточно паршиво, но я к этому привык. а вот посещать маму – совсем другое дело. что здесь происходит? – подумал я, когда увидел её. она была не на своем месте. я посмотрел на других женщин, они были высокие и здоровые, а потом я взглянул на маму, и понял, что она очень женственная. я думал, как же она будет в тюрьме в тюрьме, но она справлялась со всем просто удивительно. она всегда была рада увидеть меня и спрашивала, как даниэль. я говорил, что все ок – не хотел рассказывать, что только что только что у меня было гулянье и дом разгромлен…я приводил себя в порядок перед посещением, так что мог притвориться, чтобы мама не волновалась.

    после нескольких недель вечеринок и гуляний в ночных клубах я терял контроль. только отправившись в престон на чемпионат великобритании и задержавшись в ливерпуле вместе с моим другом вилли, по прозвищу юнзи, я получил немного стабильности. лучшим в поездке в ливерпуль оказалось то, что я попросил энджи чэпмен присмотреть за даниэль. после турнира я остался там, а энджи продолжала заботиться о моей сестре. мне становилось легче от осознания, что с даниэль все в порядке, что дела ведутся как обычно (гэри, сын энджи, занимался финансами), и что дом мамы и папы надежно заперт в чигвелле
  8. BagiraE Спортивный Гуру

    На форуме с:
    2 авг 2007
    Сообщения:
    21.357
    Адрес:
    Украина
    я познакомился с юнзи через папу. он был лучшим другом папиного приятеля джимми из тюрьмы. отец спросил меня, могу ли я организовать билет на чемпионат великобритании в престоне для юнзи, или вилли, как мы называли его потом.

    - он хороший парень, - сказал отец, - он не будет тебе мешать. придет, посмотрит снукер, и уйдет.

    я знал, что это должен быть особый случай, потому что каждый раз, когда папу просили помочь достать билеты, он говорил, чтобы они сами покупали, и не доводили его сына, потому что мне и так доставалось.

    - папа, я все сделаю, - пообещал я.

    я позвонил вилли, чтобы сказать, что организовал ему билет. мы оба были в лондоне и договорились встретиться на вокзале кингз кросс и вместе отправиться в ливерпуль. отец сказал мне: ты его сразу узнаешь, ему примерно сорок, он будет широко улыбаться, и скажет: «рад знакомству».

    я стоял на станции с кием и чемоданом и выглядывал этого парня. он сказал, что будет там в 7.30. я увидел этого высокого мужика, подошел к нему и сказал:

    - ты, должно быть, вилли.

    - ага, - ответил он, и широко улыбнулся. – рад знакомству.

    мы сели в поезд, и проболтали всю дорогу. потом мы поймали такси, чтобы поехать к нему домой, положили вещи, и он спросил:

    - ты голодный?

    - да, просто умираю с голоду.

    - тогда пошли поедим китайской еды.

    как только я переехал к юнзи и его семье, то сразу же почувствовал что нахожусь в окружении людей, которые живут нормальной жизнью: встают утром, работают. когда они уходили на работу, я шел играть в снукер. мы обедали, вместе смотрели телевизор и были как настоящая семья. я больше не чувствовал, что постоянно должен делать что-то, чтобы развлечься. я всегда любил семью, это то, о чем я по-прежнему тоскую.

    незадолго до того, как мама отправилась в тюрьму, я подружился с одним парнем по имени бенни, который жил в стэнфорд-ле-хоуп, возле бэзилдона. у него была очень милая дочка, примерно моя ровесница, которая мне безумно нравилась. я чувствовал себя немного странно, приглашая её, потому что бенни был моим приятелем, но в итоге мы поладили. мы стали как семья. я оставался у них (мы спали в разных комнатах), она приносила мне завтрак в постель, мы сидели в саду днем и шли в клуб вечером – все вместе: я, моя девушка, её отец и ее мама. ненормально, но мне нравилось. в моей собственной семье все было так закручено, папа уже в тюрьме, мама под следствием, так что это стало для меня заменителем семьи. такая замечательная жизнь – мы все время проводили вместе, шли в паб в десять вечера, возвращались в час ночи, выпивали по паре рюмок, и смеялись.

    но вскоре после приговора мы с дочкой бенни расстались. тогда-то я и начал съезжать с катушек. я потерял контроль, пил и курил как безумный, чтобы как-то компенсировать недостаток уверенности. но юнзи стал моим спасением.

    пока я не встретил его, я не мог начать меньше пить и курить. но мне нужно было найти заменитель и им стала еда. за несколько месяцев я набрал 25 килограмм. мы хорошо ели по пять раз в день, начиная огромным жареным блюдом с утра и так весь день, до обильного ужина. но даже тогда, это был еще не конец: примерно в 11 вечера мы шли в китайский ресторанчик. с юнзи, который и сам был обожал поесть, и составлял мне компанию, я убедил себя, что должен быть большим; что это хорошо и полезно для здоровья. те несколько раз, что я пытался сбросить вес, сделав пробежку, он смотрел на меня и говорил: «ты сдурел совсем, рок . сведешь себя в могилу этим бегом». так что я возвращался и продолжал уминать за обе щеки. сменил одну зависимость на другую.
  9. BagiraE Спортивный Гуру

    На форуме с:
    2 авг 2007
    Сообщения:
    21.357
    Адрес:
    Украина
    я отправился навестить маму, чтобы сказать, что остаюсь в ливерпуле, а о даниэль позаботится энджи. думаю, мама почувствовала облегчение, но наверняка ей было очень грустно. она решила, что оставила нас, и мучалась от мысли, что подвела семью. папа, должно быть, чувствовал то же самое, но мама намного логичнее и она не прощает – ни себе, ни другим. если отец встретит кого-нибудь, кто ему понравится, он с ним посмеется и пригласит на борт, а мама решит: «нет, семья важнее». не думаю, что она могла перенести мысль о том, что даниэль живет с кем-то другим, а я должен переехать на север. пока она тревожилась, что семья разваливается, папа, скорее всего, думал: ну, ему 19, ей 12, с ней все будет в порядке, она ведь с энджи, а если он недостаточно взрослый, чтобы о себе позаботиться – то никогда таким и не станет. у меня свое, у нее – свое, ну так, и будем жить с этим дальше». это и есть отцовская философия – просто высмеять все. когда мы с мамой некоторое время не видимся, она огладывает меня с ног до головы, спрашивает, хорошо ли я питался, решает, что плохо, и что мне срочно нужны тарелка спагетти и отдых. отец же: «отдых? вытащи руки из задницы и приведи себя в порядок!» мама никогда не говорила мне, как она волнуется, но я всегда это знал.

    каждый раз, когда я спрашивал маму, как она, она всегда отвечала, что неплохо проводит время, проходит курсы по пищевой гигиене и держит себя в форме. курсы пригодились, когда мы позже открыли булочную в чингфорде, но на самом деле она в тюрьме ощущала себя бесполезной, а не держалась в форме.

    а вот кто, как ни удивительно, привел себя в форму, так это юнзи. он сбросил 30 или 35 килограммов, трижды в неделю бегает по 6 миль, ест только здоровую пищу правильными порциями и завязал с курением; все это в 45 лет. когда я его недавно встретил, он мне сказал, что впервые за многие годы чувствует себя замечательно. первый раз я увидел, что он может скрестить ноги – просто дико замечать такое.

    я люблю юнзи. он мне как второй отец. мой папа всегда будет моим отцом и я его всегда буду любить, но я не могу вот так просто прийти к нему со своими проблемами, когда он в тюрьме. да, я могу поговорить с ним по телефону, но этого мало. все зависит от того, сколько я ему могу рассказать – а я не хочу нагружать его своими трудностями, когда у него полно своих.

    когда мне было хуже всего, юнзи был рядом. и не потому, что я был обеспечен, или был успешным снукеристом, или потому, что ему хотелось пожить за мой счет. у меня таких нахлебников тоже хватало, так что я знаю разницу между ними и тем, кто действительно искренен. юнзи мне бог послал, потому как мне было совсем плохо. я жил с его семьей почти восемнадцать месяцев и не хотел возвращаться в лондон, ведь я подружился со столькими замечательными людьми здесь, в ливерпуле. здесь мне было спокойно. когда я был в лондоне, мне было очень неловко из-за всех навязчивых поклонников и иждивенцев, а в ливерпуле юнзи и его друзья вовсе не требовали, чтобы я постоянно был рядом с ними, и не даже не думали о том, чтобы получить от меня какую-то выгоду. это были просто хорошие люди.

    за шесть недель до своего освобождения маме разрешили выйти на уик-енд, я забрал её и привез домой. она сидела в комнате, смотрела по сторонам и не могла поверить своим глазам. она была так рада своему возвращению. на следующий день она отправилась навестить папу в тюрьму, а к восьми вечера сама должна была возвращаться к себе, иначе ей пришлось бы отбыть дополнительные несколько дней за опоздание. это был самый торопливый уикенд из всех. я поцеловал её на прощание, и водитель барри херна, роббо, отвез её в тюрьму навестить отца, а потом – в её тюрьму. они едва успели: роббо пришлось нестись, как сумасшедшему. она приехала в 7.55, а я поехал обратно к юнзи.

    я покуривал травку в ливерпуле время от времени, но в семье я чувствовал себя спокойно и уверенно. жизнь моя была полным дерьмом, но я знал, что рядом со мною есть люди, которые не позволят мне переступить черту. юнзи и его домашние внимательно смотрели, чтобы я не слишком сходил с ума.

    через полтора месяца, когда мама вернулась домой, вернулся и я. я встретил её у ворот тюрьмы и было просто чудесно опять оказаться вместе. но ненадолго: примерно через две недели она вышвырнула меня из дому. я слишком быстро вернулся к своим дурным привычкам. она сказала, что я слишком растолстел, и что она не потерпит всего этого пьянства и курения.

    за то время, что её не было рядом, уровень моего снукера упал ужасающе. я выиграл один турнир – чэрити челлендж – но большинство игроков им вообще не интересовалось, потому что он не относился к рейтинговым. я играл хорошо, но даже тогда – состояние мое было кошмарным.

    как-то я ухитрился пройти в полуфинал чемпионата мира, но сразу после того, как я проиграл, в конце сезона-1996, мама выгнала меня.
  10. BagiraE Спортивный Гуру

    На форуме с:
    2 авг 2007
    Сообщения:
    21.357
    Адрес:
    Украина
    - я не могу этого больше терпеть, - произнесла она, - смотреть, как ты растрачиваешь свою жизнь. ты приводишь меня в замешательство. да посмотри на себя. я хочу, чтобы ты собрал свои вещи и ушел. разбирайся в своей жизни. делай, что должен. но я не хочу этого видеть.

    - понятно, - сказал я.

    я ушел из дому и переехал в отел британия в доклэндз. я поверить не мог, что она выгнала меня, но подумал, «да и хрен с ним, я сам по себе. и буду делать, что действительно хочу».

    проблемы мои нарастали и нарастали. однажды вечером я затеял драку в пабе: несколько человек стали меня задирать, я ударил одного из них, потом остальные отметелили меня киями. в пабе было всего человек двадцать, но, к несчастью для меня, они были вместе. я слышал, как один из них говорил: «бей его, бей». я оказался в серьезной беде, так что вырвался и сбежал. пару недель спустя мы с мамой пришли к соглашению и я вернулся домой.

    в то время я весил почти сто килограммов и был совсем не в восторге от того, что видел в зеркале. у меня талия была почти 37 дюймов и я шил жилеты все большего размера. кроме того, травка: она меня уничтожала. после того, как я покинул юнзи, где покуривал только изредка, я начал курить очень много. я смеялся и думал, что все вокруг сошли с ума и что им и самим следует попробовать, ведь это такая замечательная штука, которая снимает все жизненные стрессы. ясно, что я утратил ощущение реальности. я спал, курил, ел, спал, курил, ел, спал, курил, ел. такова была рутина моей жизни. я звонил в фирмы по доставке и говорил: «доставьте мне из макдональдса три гамбургера, два большие жареные картошки, большой молочно-шоколадный шейк, четыре кетчупа, и три соуса для барбекю. и большую диетическую колу». одному богу известно, чего я беспокоился о диетической коле! через несколько мину раздавался стук в дверь и я получал здоровый пакет из макдональдса, и ел, ел, ел…потом я выкуривал косяк и опять ел. я заказывал китайскую еду, которой хватило бы на пятерых, потому что знал, что поем, похлопаю себя по животу, выкурю еще пару косяков, а потом захочу еще поесть. я превращался в элвиса! даже среди ночи я вставал, перекусывал, а потом бежал на кухню и начинал опять наедаться.

    я заблудился в течении времени и, разумеется, игра тоже улетала в трубу. я ходил в клуб, возвращался очень поздно, весь следующий день чувствовал себя ужасно, звонил приятелю, смотрел телевизор, выкуривал пару сигарет с травкой и выпивал пару рюмок, а потом снова был вечер. мы играли в карты, ели, курили, пили и опять пили, до трех утра. день следовал за днем. казалось, ничто больше не имело значения.

    я чувствовал, что выхода отсюда нет: это было моей жизнью, и я точно так же мог получать от этого удовольствие. но я не постоянно катился под гору. время от времени у меня в голове что-то переключалось и говорило мне: «ронни, ты падаешь в рейтинге». я внезапно осознал, как растолстел, и что мне придется выполнить огромное задание за три недели: каждый день ходить в спортзал, каждый день тренироваться и держаться подальше от тех моих друзей, которые любили курить травку. я приводил себя в форму, но сразу после этого я отправлялся повидаться со старыми приятелями и опять начинал курить.

    я был на грани вылета из топ-16. за сезон 1995-96 я скатился с третьей позиции на тринадцатую. только к концу сезона я сумел немного подняться, пробившись в полуфиналы бритиш оупен и чемпионата мира. это позволило мне занять восьмое место в рейтинге.

    в некотором отношении я был счастлив; ладно, счастливее. я больше не переживал из-за всего подряд, но с другой стороны – я вообще больше ни о чем не переживал. я махнул на себя рукой, был сыт по горло попытками привести себя и свою игру в порядок. казалось, что это требует слишком много. но я все еще знал достаточно, чтобы грустить от того, что жизнь моя окончится вот так. не было у меня ни самодисциплины, ни самоконтроля, я не мог сказать «нет», постоянно нуждался в том, чтобы вокруг были люди – и не позитивные, негативные. позитивные меня пугали до смерти. поэтому я избегал дэвида бэкхема – он был слишком положительным.
  11. BagiraE Спортивный Гуру

    На форуме с:
    2 авг 2007
    Сообщения:
    21.357
    Адрес:
    Украина
    я впервые встретился с ним в клубе под названием «у чарли чена» , как раз в период моих кутежей. я люблю футбол и я всегда знал, что бэкхем – это что-то особенное. мы с ним пропустили по паре стаканчиков и неплохо поладили. дэвид был довольно известен, хотя далеко-далеко не так, как сейчас. когда мы вышли из клуба, я услышал, как какая-то девушка сказала своей подруге:

    «смотри, это же дэвид бэкхем!».

    а ее подруга ответила:

    «который? толстый или худой?»

    и я подумал, бля, я, должно быть, разжирел. так и было – и очень сильно.

    дэвид пригласил меня к себе в манчестер, так что я поехал туда и провел с ним пару дней. он отличный парень, с ним было здорово. но я не мог нормально себя чувствовать рядом с человеком, у которого все так замечательно. мне нравилось находиться в обществе никчемных людей, потому что так я себя чувствовал лучше. а рядом с теми, у кого все было хорошо, вроде дэвида, или майкла оуэна, или принца назима, мне было хуже. в моих глазах они были победителями, а я казался себе неудачником. неудивительно, что мы с дэвидом потеряли связь, о чем я действительно сожалею.

    примерно в это время я с приятелями поехал в вегас, чтобы посмотреть бокс. в нашем отеле жил еще и футбольный менеджер грэм саунесс, и мы поболтали с ним о спорте и о жизни вообще. «в здоровом теле – здоровый дух», сказал он мне и это была и папина философия. я знал, что он прав. среди топовых спортсменов нету толстяков, они все держат себя в форме. после разговора с грэмом я бросил курить, и сигареты, и травку, наложил ограничение на выпивку: не больше пары рюмок в день. я проводил в спортзале по два часа в день: три мили на беговой дорожке, двадцать минут на велотренажере, потом еще три мили. оставалось четыре месяца, чтобы подготовиться к следующему сезону.

    у меня насчет всего возникает навязчивая идея. возвращаясь к тренировкам после летнего перерыва, я не начинаю в 10 утра и заканчиваю в пять вечера, я играю до 10 вечера, до тех пор, пока у меня на ладонях мозоли не натрутся. а если я иду на пробежку, то бегаю дважды в день – утром и вечером – и ко второй пробежке уже лечу. я убедил себя, что я новый троеборец и готовлюсь к олимпийским играм. если я играю в гольф, то я обязательно должен выйти на поле, сделать четыре сотни ударов, а потом после этого играть, потому что так делает тайгер вудз. тайгер вудз – это мой образец: хотел бы я достигнуть в снукере того, что он уже достиг в гольфе.

    как я говорил, у меня уже случались в прошлом несколько раз перекосы на подержание формы, но я никогда не был этим так одержим, как сейчас. до семи утра я был в спортзале, потом завтрак, тренировка, обед, опять тренировки. я тренировался по четыре часа в день, каждый день, и очень похудел. через два месяца я посмотрелся в зеркало и впервые увидел, как выделяется мой торс. потрясающе! я отрастил титьки! это меня еще сильнее подстегнуло.

    я очень серьезно относился к диетам. если раньше я сидел на еде из макдональдса, то теперь – рыба, картофель, никакого масла, только немножко хлеба (хороший источник углеводов), цыпленок для протеина, никакого красного мяса, потому что оно переваривается часами. я полностью отказался от алкоголя, от него полнеют, так же как и от депрессантов, и заменил все это соками. соковыжималка – это тоже божий подарок. я в принципе никогда не был любителем ходить выбирать фрукты и все такое, но я люблю делать соки. утром я выпил морковный, сельдерейный, а также яблочно-апельсиновый фруктовый сок – здорово. это было как еда. примерно через четыре месяца я похудел на 25 килограммов, и стал весить семьдесят килограммов. многие считали, что я принимал специальные препараты или занимался голоданием, потому что они считали, что я не мог сбросить столько за такой срок. они не могли в это поверить, потому что я выглядел такой квашней в предыдущем сезоне. но те, кто так думал, явно не очень хорошо меня знают.

    я никогда не увлекался диетами. я ем, потому что я счастлив, и я получаю удовольствие от еды, и я ем, потому что мне паршиво, и это меня успокаивает. вообще, я люблю поесть. единственной разницей было то, что я начал питаться здоровой пищей и тренировался как бешеный. я хотел этого ради себя и ради снукера – я не мог играть лучшим образом, когда так страдал от избыточного веса. и я начал переживать из-за своей формы. люди хлопали меня по животу и делали замечания насчет моего размера, а я чувствовал себя как когда-то, годы назад, на тренировках по футболу, где другие дети смеялись надо мной, потому что я не мог отжаться, и обзывали толстяком.

    как-то я даже подумал о том, чтобы пойти в колледж и стать инструктором по финессу. я, бывало, смотрел на них, и думал: «им по 40 лет и они выглядят потрясающе. я тоже так хочу в 40». может, я так и поступлю, когда закончу играть в снукер.
  12. BagiraE Спортивный Гуру

    На форуме с:
    2 авг 2007
    Сообщения:
    21.357
    Адрес:
    Украина
    Думаю, если я буду вращаться в обществе тех, кто поддерживает себя в форме, их привычки отразятся на мне. А если в обществе тех, кто пьет и принимает наркотики – это тоже на мне отразится. Так что моя теория такова: если я хочу чего-то достичь, или как-то изменить свою жизнь, нужно быть рядом с правильными людьми. Если я хочу стать профессиональным игроком в гольф, что я обязательно сделаю, я должен общаться с лучшими гольфистами мира – проходить с ними туры, перенимать полезные детали – не ошибешься, если учился у лучших.

    Мой снукер тоже здорово поднялся, когда я похудел. Я чувствовал себя подтянутым и активным, и хотя я не проделал значительной духовной работы, внешне я выглядел хорошо, а это уже неплохо для начала.

    Моим приоритетом стало выигрывать турниры. Я отправился в Таиланд и выиграл первый рейтинговый турнир сезона 1996-97. Это меня ободрило, но на следующем турнире, Гран-При, я проиграл во втором раунде. К тому времени я опять начал гулять и покуривать.

    Пришло время Чемпионата Великобритании – второго по значению турнира в снукере. Я по-прежнему отлично выглядел и все мне об этом говорили, так что я вернул себе немного самоуважения. Я вышел против Терри Мерфи, с которым раньше играл всего один раз, еще когда был ребенком. Мне должно было быть лет 13 или 14, я победил его на Pro-Am. В то время ему было примерно 19, мне говорили, что он хороший игрок, но на матче я его просто размазал. Прошло восемь лет и он особо ничего не добился на профессиональном поприще. Так что я вышел на игру с мыслью: как только я подойду к столу и начну забивать, у него не будет ни шанса.

    До перерыва я проиграл 3-1 и начал паниковать. Я подумал, я играю дерьмово и не вижу выхода. После перерыва я вышел и не сумел забить шар: 3-1 превратились в 4-1; 4-1 – стали 5-1; потом 6-1 и 7-1. Игра шла до девяти побед, я проигрывал 7-1. Я подумал: Господи Иисусе, да что происходит? Это какой-то ночной кошмар, заберите меня отсюда. Я был ужасен, а он играл против меня как Бог. Каждый раз, когда я промахивался, он меня наказывал. Он забивал шары из любой позиции, и казалось, он никогда не промахнется.

    Окончание матча мы должны были играть на следующий вечер. В общем, я проиграл. Просто невозможно было отвоевать 7-1, только не при той игре, которую демонстрировал Терри. Но я забил пару шаров вместе со своим тренером Делом на следующий день и игра вдруг опять стала легкой. Биток шел так мягко. Я так чудесно себя не ощущал с тех пор, когда мне было 16, в первый год квалификации на Чемпионат Мира в Блэкпуле. Да, это был тот самый момент, которого я ожидал пять лет. Все это время я отчаянно жаждал вернуть это ощущение, знал, что оно где-то внутри, и так хотел выпустить его. Я просто тренировался и внезапно годы разочарования и неудовлетворенности исчезли. Я был уверен, что выиграю, не только этот матч, но и весь турнир.

    - Знаешь что, - сказал я Делу, - Я собираюсь выиграть этот матч. Я собираюсь выиграть этот матч и собираюсь выиграть турнир.

    - Знаю. То, как ты забиваешь – просто мечта, - ответил Дел.

    Я встретился с Делом в Бдэкпуле в 1992-м. Он подошел ко мне после того, как я разгромил Грэма Криспси 5-0, и сказал: «Я никогда не видел, чтобы кто-нибудь играл так, как ты, Рон». Мы стали друзьями, он приходил на все турниры в последующую пару лет, а к 1996-му он стал моим тренером – не совсем профессиональным тренером по снукеру, скорее, Мистером Мотиватором.

    Когда я начинаю играть хорошо, то превращаюсь в паренька из ReadyBrek – сияю и лечу. Вот это и происходило. Я примчался обратно в отель, и не мог дождаться того, чтобы надеть костюм, выйти к столу и играть, потому что я знал, что это будет так весело. Так и случилось. Я вышел и выиграл три партии подряд, сделав серию в 80 очков и один сенчури. Теперь счет был 7-4, мы играли последний фрейм перед двадцатиминутным перерывом. Я промахнулся по синему, который должен был бы забить, и Терри вышел вперед 8-4. С одной стороны, я был несчастен: я бы хотел 7-5, совсем не то же, что 8-4. Но с другой стороны – я был в восторге, и по прежнему думал, что смогу выиграть.

    Но это значило, что я должен выиграть следующие 5 партий. Я подошел ближе – 8-6, и он не воспользовался возможностью в следующем фрейме. Я заговорил с ним. Я знаю, что неправильно так поступать, но я ничего не мог с собой поделать. «Напряжение достает, да?». Счет был 8-7, я был в двух партиях от лучшего результата в своей жизни. Я победил Стивена Хендри, Джона Хиггинса, Марка Вильямса и Мэттью Стивенса, все они были намного лучшими игроками, но именно эта победа имела для меня наибольшее значение. Я сделал серию в 20 очков, не смог выйти под удар, но сделал хороший отыгрыш и молился, чтобы он ударил по красному. Если б он промахнулся, я бы мог сравнять счет до 8-8 и сделал бы его одной левой. Я сидел на краешке кресла, готовый вскочить, очень внимательно следил за ним, и увидел, что его рука дрожит. Казалось, он ни за что не сможет забить этот шар. Но он это сделал, и продолжил, и набрал 67 балов. Мне было нужно два или три снукера. Я попытался, но не получилось, и когда он забил красный, мне пришлось пожать ему руку. Все было закончено. «Отлично сыграл», - сказал я.
  13. BagiraE Спортивный Гуру

    На форуме с:
    2 авг 2007
    Сообщения:
    21.357
    Адрес:
    Украина
    потом мы должны были давать интервью, он был вымотан, измучен, потягивал легкое пиво, пытаясь восстановить силы.

    - я почти тебя сделал, - сказал я. – ты ведь знаешь это, не так ли? ты был молодцом, но я чуть не сделал тебя.

    и я был счастлив – я проиграл, зато получил настоящее удовольствие, и зрители – тоже. правда, терри был не в восторге, потому что никому не нравится, когда ему такое говорят. хотя, надо отдать ему должное: эти 67 очков были лучшей серией, когда-либо сделанной под давлением в матче против меня. стивен хендри однажды сделал 147 в финальной партии в матче со мной – но это был благотворительный турнир.

    я ехал в машине с делом домой и сказал ему: «следующий турнир я выиграю».

    из-за проигрыша в первом раунде я получил две недели на тренировку перед герман оупен. я знал, что если отправлюсь туда и буду в такой же форме, то ни за что не проиграю. единственным, что меня тревожило, была мысль о том, что это слишком хорошо, чтобы длиться долго. я пять лет так хорошо не играл: каждый день на тренировках я делал по 10-11 сенчури. я вернулся, чувствовал себя великолепно, мне не нужна была выпивка, не нужны наркотики, и не нужно было делать ничего саморазрушительного.

    в германии я выиграл первый матч со счетом 5-1, потом переиграл стивена хендри 5-2. он только что выиграл чемпионат великобритании и был очень уверен в себе, а я преподал ему урок. потом я победил найджела бонда 6-1 в полуфинале, сделав брейки в 141, 144 и 138 очков. он отошел от стола и сказал: «поверить в это не могу».

    в финале я встретился с аленом робидо. за шесть месяцев до этого мы с ним поссорились. он обвинил меня в том, что я не пожал ему руку перед заключительной сессией матча в шеффилде. счет был 7-2, я гулял в городе всю предыдущую ночь до шести утра. моему приятелю пришлось волочь меня наверх, и там я заблевал весь коридор. чудесно. он дотащил меня до кровати. на следующий лень меня подняли после обеда, закинули в душ, чтобы немного привести в чувство. мне нужно было только выиграть три партии, что я и сделал. в одной из партий я начал играть левой рукой. я практиковался в этом, потому что если некоторые удары ты можешь сделать левой, это намного упрощает жизнь.

    и в конце концов, это робидо мне руку не пожал. он просто ушел со сцены, а я остался один посреди театра крусибл. зрители были так же ошарашены, как и я. сначала мне сказали, что он не пожал мне руки потому, что я не пожал руку ему перед началом и он решил, что я пытаюсь его вывести из себя.

    - вы уверены? – спросил я.

    но потом оказалось:

    - о, и еще ему не понравился этот номер с левой рукой.

    он стоял прямо в конце коридора, когда я давал интервью, так что он меня слышал.

    - я буду играть с ним опять, - сказал я, - и буду играть левой, и выиграю, потому что он плохой игрок.

    это, конечно, не самое дипломатичное из того, что я когда-либо говорил, но я думал: ладно, если ты хочешь поиграть в игры, так у меня тоже для тебя игра найдется.

    неудивительно, что в германии, в финале, присутствовало это ощущение незаконченного дела. должен сказать, что ален – хороший спортсмен и он был рад пройти в финал, вне зависимости от того, с кем ему придется играть. я вел 7-3, и чувствовал себя очень уверено, но я играл не так хорошо, как раньше на этой же неделе. тогда и техника, и настрой, - все было вместе. целый месяц я чувствовал кий, как часть себя и все казалось таким легким. а потом внезапно это исчезло. я больше не интересовался победой в матче. я только думал: о, ну вот, снова паршивая форма на пять лет. он отыграл один фрейм, потом еще три, и сравнял счет до 7-7. набрав 40 очков, когда на столе осталось еще 59, он промахнулся. я встал со стула и забил остальные, поведя 8-7. потом я взял финал, сделав серию в сто очков.

    я выиграл, но мой разум опять начал выкидывать свои трюки. я был весь поглощен мыслями о том, что плохо играю, вместо того, чтобы подумать, что я веду 7-3, и это еще при не очень сильной игре, что может быть лучше? теперь у меня есть это отношение. надо выигрывать – а переживать из-за формы будешь потом. сейчас я гораздо больше верю в свои способности.

    я хорошо себя чувствовал и был доволен тем, как выглядел, так что я подумал, что ничего не случится, если я немного покурю.

    я опять начал курить.
  14. BagiraE Спортивный Гуру

    На форуме с:
    2 авг 2007
    Сообщения:
    21.357
    Адрес:
    Украина
    глава 6.

    под откос.



    когда еще ребенком я видел, как мама и папа идут развлекаться, я знал, что они могут это позволить, потому что преуспевают. так что для меня это стало символом успеха. однажды, думал я, когда я добьюсь успеха, я тоже буду ходить в ночные клубы. а еще ч приравнял к успеху определенный тип поведения. я смотрел на тех молодых ребят, которые многого добились – кинозвезд, и музыкантов – и часто они были шумными, грубыми и заносчивыми. достаточно скоро и я стал таким. я был несносен. я был новичком в квартале и считал, что могу поступать, как хочу. это были мои «лайам галлахеровские» дни. я заразился мыслью, что должен быть «плохим парнем», что я – третий из братьев галлахеров (точнее, четвертый, но вы понимаете, что я имею в виду) и куда бы я ни пошел, мне нужно устроить проблему. а иначе это повредит моей репутации.

    я смотрел на братьев галлахеров. тогда они только-только добились огромного успеха и я читал, что они постоянно затевают драки или посылают людей на *** . в отношении лайама это справедливо, но я встречался с ноэлем, и он вовсе не такой агрессивный. он сказал мне:

    - мне говорят, что ты похож на меня.

    - мне тоже говорят, что я похож на тебя, - ответил я. к сожалению, я гораздо больше похож на лайама, но я не упоминал об этом при ноэле.

    мы выпили пива и еще много чего, и проговорили два часа. я его, должно быть, просто замучил.

    это была тусовка знаменитостей – самая сумасшедшая из всех, что случались в моей жизни – в «подземельях». там были все – мик джаггер, ронни вуд, джулз холланд, кейт мосс и ноэль. и это был один из лучших вечеров в моей жизни. предполагалось костюмированная вечеринка, но я не хотел выглядеть идиотом, поэтому явился в джинсах и футболке, с джимми вайтом и дэвидом грэем (снукеристом, не певцом). с джимми мне предстояло играть через два дня в кубке чемпионов. когда мы пришли, все вокруг двигалось, горячее и потное, и джимми не хотел оставаться слишком долго. в воздухе плавал сигаретный дым, музыка гремела и царил полный хаос. я сказал ему, чтобы он не дурил, вечеринка просто чудесная. «давай, джимми! - сказал я. – расслабься, встряхнись, мы проведем отличный вечер. я же играю с тобой в воскресенье, так что мы в одной лодке». несмотря на то, что я говорил, мы оба знали, что не должны там быть. потом я подумал, а и хрен с ним. часто вам удается погулять с миком джаггером?

    джимми в конце концов ушел, но я к тому времени уже выпил и даже этого не заметил. так что я остался с дэвидом греем и ощущал себя немного неловко, потому что я не слишком хорошо знал окружающих. мы сидели у бара, выпивали и тихо обсуждали звезд, пока я не заметил ноэля галлахера. я закричал: «ноэль!», он оглянулся, но не увидел, кто его зовет, а я оробел и ничего не сказал. потом, когда он шел обратно, я опять крикнул, «ноэль!», и он увидел меня, «а, это ты, приятель». он подошел к нам, и заговорил. кажется, его тогдашняя жена мег как раз была беременна. я очень долго расспрашивал его о его брате и рассказывал, как я люблю музыку, ну и все такое. потом, ни с того, ни с сего, он спросил: «сколько ты стоишь? » вот бля, подумал я, и что это за вопросик? папа велел мне никогда никого не спрашивать о том, как они зарабатывают на жизнь и сколько они стоят. странный вопрос, особенно когда мы весело болтали и смеялись, едва зная друг друга. а когда кто-то заработал 100 миллионов фунтов, чувствуешь себя немного жалко, разве что у тебя самого имеется как минимум миллионов 30, правда? так что я просто рассмеялся в ответ.
  15. BagiraE Спортивный Гуру

    На форуме с:
    2 авг 2007
    Сообщения:
    21.357
    Адрес:
    Украина
    пару часов спустя он сказал, что должен идти, потому что его жена мег не очень хорошо себя чувствует, и действительно, выглядела она не лучшим образом. мы обменялись номерами, я как-то ему даже позвонил и оставил сообщение на автоответчике. но он мне не перезвонил, так что я подумал: не буду же я его доставать, ему и так этого хватает, пусть все так и остается. но он был отличным парнем – даже несмотря на то, что спросил, сколько у меня денег.

    ронни вуд, с которым я пару раз до этого встречался, подошел ко мне немного позже.

    - эй, ты же играешь с джимми в воскресенье, да?

    - да, - ответил я, - только у него никаких шансов. он в 11 должен быть в кровати.

    в 4 утра я ушел с джейми, сыном ронни. он с приятелями снял пару комнат в гросвеноре. помню, как выглядывал из окна, и думал: и как сюда солнечный свет доходит?

    когда я развлекаюсь, то всегда хочу, чтобы это не кончалось, но в то утро я чувствовал себя ужасно. и где-то в глубине – знал, что на следующий день должен явиться на матч с джимми. было уже 9 утра, мы с дэвидом заехали в дом к моему приятелю, вздремнули пару часиков и вернулись домой.

    мама посмотрела на меня и поняла, в каком я был состоянии.

    - ты в порядке? – спросила она. хотя и знала, что совсем не в порядке.

    - я должен идти, - ответил я, - потому что я заказал номер в отеле и у меня интервью.

    она знала, что я был на гулянке, особенно когда увидела, что дэвид все в том же костюме, что и накануне.

    дэвид – хороший игрок. в то время он особо не блистал, но сейчас он номер 17 в мире. и только после того, как перестал шляться со мной и джимми, он сумел так прогрессировать! он приехал со мной в кройдон, мы зарегистрировались в отеле и проспали с пяти вечера до девяти утра следующего дня. я должен был играть с джимми в одиннадцать.

    это был худший матч, когда-либо показанный по британскому тв. ко мне потом походили и говорили: «это был такой ужасный снукер, что мы думали, это подстроено». ну и моменты там были! в первом фрейме я вышел к столу и набрал 4 очка, джимми сделал 11, я сделал 6, джимми взял 1, я набрал 18. я выиграл партию с серией в 22 очка через черный шар. два фрейма ушло на то, чтобы я начал приходить в себя. в конце концов, я выиграл матч 4-2. джимми, должно быть, тошнило. а может, ему и вправду нужно было быть в кровати в 11 вечера, как я говорил ронни вуду.

    у ронни вуда была комната для снукера в его доме в кенсингтоне, и мы с джимми играли там лучший снукер.

    я всего пару раз встречался с китом ричардсом, но он один из самых приятных людей, которых я когда-либо знал, что оказалось сюрпризом после всех слышанных историй. однажды, когда я играл с джимми в доме ронни, то увидел у него на стене гитару с огромной дырой.

    - видишь эту гитару? – спросил ронни.

    - ага.

    - на ней играл кит, а я сказал ему, что это гитара мика. он сказал: «хера, я никогда не играл на гитаре мика», положил на нее подушку и выстрелил в нее!

    в гитаре застряли перья, так что я уверен, что история правдива. услышав это, я подумал: когда увижу этого чудака, лучше следить за тем, что говорю, быть вежливым и милым, «да, кит, нет, кит», чтобы сохранить мир.

    в тот вечер мы приехали к ронни примерно в 3 ночи, после того, как играли показательный матч в блэкбурне. я промок до нитки под дождем, мы с джимми были в наших костюмах, хуже не придумаешь, что надеть, и несли какую-то чепуху. рассказывали, что будем делать в будущем сезоне – если сумеем прийти в чувство – но мы и вправду были просто парочкой лунатиков, ожидающих следующей вечеринки. я знал, что могу приехать к ронни в любое время, постучать в дверь и остаться ночевать. к тому времени, как мы прибыли, джо, жена ронни уже давно спала. мы остались до шести утра и играли в снукер – я, джимми и ронни. у него самая шикарная снукерная, какую я видел в жизни: потолок такой высокий, что его почти не разглядеть, мягкие кресла и вообще – неимоверно уютно. ронни – не плохой игрок – он может делать серии по 20 очков – и он любит игру. он мечтает сделать сенчури брейк, и даже пытался давать ему уроки, но это сложно, потому что я толком не знаю, как сам это делаю.

    в конце концов, на рассвете я пошел спать. в комнате было полно бутылок и стаканов, полный разгром и я сказал ронни, «я должен помочь навести тут порядок». а он ответил: «не переживай, просто иди спать».
  16. BagiraE Спортивный Гуру

    На форуме с:
    2 авг 2007
    Сообщения:
    21.357
    Адрес:
    Украина
    я проснулся в обед, спустился, и все сияло. я сказал ронни: «чтоб меня, твоя джо не скучает, она просто невероятна».

    - не-а! – сказал он. – мы вызвали уборщиков. ничего такого мы сами не делаем.

    уборщики появились где-то в 10 утра, ронни еще спал, они вошли, навели порядок и ушли.

    на следующий день пришел кит ричардс. мы пропустили по паре стаканчиков и перешли в снукерную. ронни сказал: «я хочу, чтобы ты показал киту, как ты играешь в снукер». так что мы с джимми сыграли там 11 партий – он сделал шесть сенчури, а я пять. я получил больше удовольствия от этого, чем от победы на чемпионате мира – и бог знает, что могло бы дать мне больше. кит сказал: «прям как моцарт». я знаю моцарта, я смотрел «амадея», для меня это было огромным комплиментом. после каждой партии мы с джимми не могли дождаться, чтобы на стол выложили шары для следующей. одиннадцать партий, одиннадцать сенчури. мы просто сошли с ума. кит стоял рядом с большим графином водки и апельсинами, для нас это было вроде горючего. каждые пятнадцать минут он возвращался с графином для меня с джимми. и даже если мы играли вовсе не так блистательно, в том состоянии мы считали, что это так.

    тот вечер мы закончили походом на собачьи бега на уимблдон вместе с ронни, джо, китом, его женой пэм и менеджером ронни. я люблю собачьи бега – там всегда полно разного народу. там я встретил одного парня, которого знал, «жучка» , он всегда говорил мне, на кого ставить. я выигрывал на каждой гонке – и выиграл почти тысячу фунтов.

    в другой раз мы пошли большой толпой и в конце концов оказались в шикарном ресторане в фулхэме на дне рождения мамы ронни. кажется, это было её восьмидесятилетие и собралась вся семья. мы просидели два или три часа, но были не в состоянии ничего съесть. примерно в четыре утра мы вернулись к ронни и продолжали еще до восьми. так мы прогуляли уже два дня и выпили столько, что чуть не протрезвели.

    я проснулся на следующее утро с мыслью: хватит, хватит, пора уже домой, - и сказал ронни, что уезжаю.

    - нет, - прохрипел он, - я хочу, чтобы ты остался.

    типично для ронни. он ненавидит окончание вечеринок почти так же, как и я.

    это были хорошие деньки. однако, по большей части мои гулянья были какими угодно, только не хорошими. я продолжал водиться с дурными компаниями и имел кучу прихлебателей. в лондоне я обнаружил, что могу найти их повсюду. двоих я подобрал в поезде, возвращаясь с турнира. они были из шотландии и я спросил из, что они собираются делать в лондоне.

    - ничего. что-нибудь посоветуешь?

    - ага, - ответил я. – пошли в эмпориум.

    они сказали, что сначала должны оставить чемоданы в отеле.

    - нет, - возразил я, - насчет этого не переживайте, поедем прямо в сохо, можете закинуть свои сумки в одном их моих магазинов.

    так что мы отправились на брюэр стрит, прибыли туда почти в полночь, попросили персонал присмотреть за чемоданами в одном из секс-шопов, сказав, что вернемся и заберем их на следующий день, и проторчали в эмпориуме до пяти утра.

    я никогда раньше не встречал этих людей. думаю, если б они меня не узнали, то решили бы, что я собираюсь их ограбить, но поскольку они знали мое лицо, то и чувствовали себя в безопасности. я просто нуждался в компании. не хотел идти домой и ложиться спать. хотел развлекаться, снимать девушек и принимать наркотики. в лондоне в те времена у меня не было друзей, на которых я бы мог положиться, и для того, чтобы пошляться где-нибудь, эти два незнакомца годились ничуть не хуже, чем кто-нибудь другой. я всегда был таким: всегда делал все под влиянием момента. мог увидеть кого-нибудь из «приятелей» на улице в полдень, и это становилось началом трехдневного загула. я не возвращался домой даже чтобы переодеться, неважно, насколько неряшливо я выглядел; я просто шел и мучил свою кредитку.

    однажды я только что купил новехонький бмв, и мы так напились, что мой приятель выкрутил у меня руль и разбил машину.

    - не переживай из-за этого, - сказал я. – переживай, куда нам придется идти.

    вот в чем было все безумие – меня не беспокоило даже то, что кто-то только что разбил мою машину. это было неважно. ведь это была всего машина, которая доставляла тебя из пункта а в пункт б и хорошо смотрелась. я думал, что могу делать, что хочу, и все будет классно. но на самом деле все не так.
  17. BagiraE Спортивный Гуру

    На форуме с:
    2 авг 2007
    Сообщения:
    21.357
    Адрес:
    Украина
    я хотел быть буйным, как животное. не по мне сидеть в кофейной в челси в очках, и смотреться таким крутым и умудренным. трезвым я легко кадрил девушек, но подвыпивший я мог стать агрессивным, и неудивительно, что они старались держаться от меня подальше. у меня было много девушек, но редко когда отношения длились долго, всего лишь три или четыре серьезно, зато несерьезно – множество. когда мне было 17 или 18, то у меня одновременно бывало до десятка девушек – француженки, румынки…большая их часть были снукерными фанатами, и куда бы я не шел, я должен был показаться с девушкой. мы их встречали в дансингах и шли с ними гулять.

    я считался плохим парнем с самых ранних дней – частично из-за манеры игры, частично из-за истории моей семьи. с самого начала моей профессиональной карьеры звучало – «ронни о’салливан, у которого отец в тюрьме». потом еще в тюрьме оказалась мама…так что все считали, что я и должен быть порочным.

    хотя, они часто были правы. в первую беду я попал, когда разбил машину на подъезде к отелю. я был в блэкпуле и гнал 60 миль в час – хотя разрешено только до 15 – когда проезжал мимо знаков с ограничениями по скорости. знаков было три, они следовали друг за другом, чтобы вы снизили скорость вовремя перед поворотом. я сбил первый знак, второй, а к третьему – уже потерял управление. со мной в машине было четыре девушки, а за нами в такси ехали мои приятели еще с парой девушек. я врезался прямо в знак, гласящий «добро пожаловать в виллидж отель». когда машина остановилась, одна девушка свалилась под панель, а остальные трое упали на спину. помню, как спрашивал, со всеми ли все нормально, и просил проверить, целы ли руки-ноги. потом сказал: «ладно, вылезаем отсюда и пошли выпьем». машина, бмв 325 разбилась вдребезги. это случилось сразу после того, как я выиграл чемпионат великобритании, и мне было всего 17. через пару лет у меня отобрали права на год за то, что я ехал сл скоростью 133 мили в час по м3.

    я всегда любил машины. однажды отец напомнил мне, как я когда-то решил взять мамин бмв стоимостью в 35 тысяч – покататься. мне тогда было 13 и я только-только выехал на дорожку, когда он перехватил меня по пути домой. он сказал, что пытался быть спокойным, потому что не хотел меня пугать, но на самом деле хотел мне голову оторвать.

    я водил мамину машину по подъездной дорожке. мама знала об этом, но доверяла мне и говорила: «рон, не глупи и не пытайся уехать куда-то». однажды я решил, что хватит с меня уже, объехал вокруг квартала, вернулся, припарковал машину и подумал, что мама не заметит. и она не заметила. замечательно! так что на следующий день я взял машину и подумал: съезжу-ка я к приятелю. он жил примерно за милю от меня. так что я ехал себе по главной дороге, когда увидел знакомую машину, которая ко мне приближается. мамин бмв был весь разукрашенный, второго такого в округе просто не было – и я знал, что придется остановиться, потому что папа уж точно меня не пропустит.

    - куда едешь, сын? просто покататься по улице? – спросил он, когда я вылез из машины.

    - не-а, хочу навестить приятелей.

    - верни машину домой, - сказал он. – чтобы был там через минуту. - тогда-то он и решил, что следует взять меня в ежовые рукавицы.

    я ехал домой, проклиная себя всю дорогу. и получил такую выволочку, что больше даже не смотрел на их машины.

    но самый безумный инцидент изо всех случился в 1994-м.

    я был на курорте в хертфордшире, в хэнбери мэнор, после того, как дэннис тэйлор разбил меня на бенсон-и-хеджес. все спрашивали, что случилось с моей игрой, я ведь только что выиграл чемпионат великобритании, так что все ожидали, что я легко побью тэйлора, но на самом деле он разгромил меня 5-1. не знаю, что пошло не так, но уж точно – это было не от недостатка практики. я тренировался по семь-восемь часов каждый день и, может быть, перетренировался. я подумал, что мне нужен перерыв, поэтому сказал своему приятелю джейми фоксу: «как насчет съездить в хэнбери мэнор»?

    так что мы забронировали гостиницу на неделю приятного отдыха. питались здоровой пищей, пару дней никуда не ходили развлекаться, только играли в гольф, плавали, занимались в спортзале, и прохлаждались. к концу недели барри херн устраивал боксерский поединок в брентвуде, это было прямо по дороге, так что мы договорились встретиться с парочкой приятелей, вместе отправились смотреть бокс, а потом заехали в китайский ресторанчик, чтобы перекусить. был уже почти час ночи, мы прикончили еду, завезли друзей по домам, и я остался с джейми и еще одним парнем. вдруг нас со всех сторон окружила полиция. я не понимал, что происходит, но знал, что ко мне это не может иметь никакого отношения. я здорово удивился, когда один из офицеров подошел ко мне, и был просто ошарашен, когда он приказал нам выйти, бросил меня в «воронок», джейми – в одну полицейскую машину, нашего приятеля – во вторую, и всех нас развезли по разным полицейским отделениям.
  18. BagiraE Спортивный Гуру

    На форуме с:
    2 авг 2007
    Сообщения:
    21.357
    Адрес:
    Украина
    мне сказали, что я арестован за абдукцию. я даже слова такого не знал.

    - секундочку, - сказал я. – вы не могли бы мне сказать, что такое эта абдукция?

    - похищение, - ответили они.

    - вы шутите, да? – не поверил я.

    офицер в штатском явно не шутил.

    я на все отвечал «никаких комментариев», как научил меня папа.

    меня отвезли в полицейский участок, посадили в камеру, забрали всю одежду, и выдали костюм из белой хлопчатобумажной ткани. все офицеры крутились рядом, потому что им сказали, что у них сидит снукерист. меня спросили, нужен ли мне адвокат, но я не смог дозвониться к своему юристу, так что пришлось довольствоваться тем, кого мне предоставили.

    я был шокирован тем, что происходило, но по крайней мере, я знал, что все это – полная чушь. каждую пару часов меня выводили на допрос, но каждый раз мне было нечего сказать. потом меня уводили обратно. мне не позволили позвонить маме, чтобы договориться насчет адвоката, сказав, что мне не разрешены никакие контакты, но примерно а 10 утра мама узнала, что происходит. она приехала в участок и привезла мне еду.

    полицейские постепенно поясняли мне, что, как они подозревали, я наделал. они сказали, что им доложили, что мою машину видели, когда она неслась на огромной скорости через чигвелл стремя пассажирами – это, вероятно, было правдой, потому что в те дни я водил как полный лунатик. десять минут спустя, кто-то пришел в другой полицейский участок, и сообщил, что видели, как какую-то женщину затащили в машину, в которой сидело четверо мужчин. так что они сложили один и один и получили три: решили, что это я похитил ту женщину.

    только у них ничего не вышло. я в тот вечер был на боксе и там было телевидение, так что я сказал полицейским позвонить на «евроспорт» и попросить запись. это доказало, что я был на боксе в то время, когда женщину затаскивали в машину.

    примерно в пять вечера меня отпустили, не предъявив обвинения.

    я так и не получил извинений от полиции. на следующий день в «сан» появилась статья озаглавленная «ас снукера обвинен в похищении» и в самом конце её было одно предложение, в котором говорилось, что меня отпустили, не предъявив обвинения.

    тогда я и начал думать, что вокруг что-то происходит. мне казалось, что у полиции есть план, что они нацелились на нашу семью. примерно год спустя посадили маму и оказалось, что все это время мы были под наблюдением.

    примерно пару лет я редко когда не оказывался в новостях – и все время по дурацким причинам. казалось, что каждый месяц в газетах появляется какая-нибудь история об очередном дерьме, в которое я влип. однажды я разбил машину, и сказал приятелю: «да все ок, я другую завтра куплю». это была шутка, зато на следующий день заголовки газет кричали: «машина за 36 тысяч ничего не значит для ронни. он все равно покупает новую». казалось, что я какой-то псих-транжира.

    иногда девушки продавали свои истории в «сан». однажды я был гостем на «большом брейке» и там кто-то рассказал байку о том, что я опоздал на шоу из-за того, что занимался сексом с одной из участниц в раздевалке между репетициями. это было полной чушью.

    даже годы спустя таблоиды никак не могли отказаться возможности тиснуть мое имя, когда дело касалось девушки, а лучше, чтобы их было больше одной. в 2000-м написали, что водил машину в пьяном виде с тремя девушками, причем одна из них была в домашнем халате. на самом деле все и близко не было так, как описали. я был в вест энде, с моей тогдашней девушкой бьянкой, мы возвращались домой. мы остановились у светофора, нас обогнали две девушки, и сказали «ооо, классная тачка!». мы просто пошутили, на светофоре зажегся зеленый и я помчался вперед, обгоняя их. тут меня остановила полиция. было примерно 2 часа ночи, да еще и бастовали работники метро, так что у станции стэнфорд стояло больше сотни человек. и тут выезжаем мы. я так и подумал: сейчас меня опять поймают. все, что мог услышать, это как люди говорят: «смотрите, это же ронни о’салливан!» у кого-то был с собой фотоаппарат. разумеется, на следующий день мое имя было во всех газетах» «ронни засекли в машине с тремя девушками!» ну и конечно, особое внимание обратили на то, что одна из девушек была в халатике, а остальные «выглядели как модели с третьей страницы». я понятия не имел, что это за девушки.
  19. BagiraE Спортивный Гуру

    На форуме с:
    2 авг 2007
    Сообщения:
    21.357
    Адрес:
    Украина
    я пытался сдать пробы в полицейском участке, но машина сломалась. сказали, что сейчас придет врач, и он со всем разберется.

    - он же не будет колоть меня иголками?

    - будет, - сказали они.

    - так, никаких иголок. у меня фобия.

    - это доктор будет решать, когда придет.

    - чудесно, я все объясню доктору, но никто не будет тыкать мне в руки иголками.

    в конце концов я уснул на диване в участке. меня продержали несколько часов, и последним, чего я хотел, было беседовать с полицией. я просто хотел, чтобы меня посадили в камеру и позвали, когда я им понадоблюсь. мне дали час на то, чтобы сдать анализ мочи, но я не смог. мой адвокат объяснил полицейским, почему мне это не удалось: мне поставили диагноз «депрессия» и я как раз начал принимать антидепрессанты. стресс и напряжение сделали для меня невозможным мочиться по приказу.

    мне посоветовали, что будет проще, дешевле и сбережет мне много нервов, если я просто сдам свои права и приму наказание – от года до восемнадцати месяцев. я уже собирался согласиться, когда мой приятель мики кефаль сказал: «не, даже и не вздумай! у меня есть для тебя самый лучший адвокат: ник фриман, юрист из манчестера, он просто супер. он может стиви вандеру достать водительские права». ник был великолепен и я свои права сохранил.

    в 1996-м я получил наказание за то, что подрался с сыном рефери лена гэнли на чемпионате мира. лен и я никогда не ладили. он часто определял мне «промахи», хотя я никогда не промахиваюсь намеренно – это не мой стиль игры. намеренный промах, как по мне – это одно из некорректных правил снукера. лен гэнли как-то раз подошел ко мне в блэкпуле и сказал: «а какое любимое блюдо твоего папочки? то, что ножиком режут?». а я тогда только и подумал: вот поганый ублюдок. по телевизору он кажется таким весельчаком, но он совсем не такой и его не любят. он думал, что это забавно – то, что он сказал о моем отце. я попытался пропустить это мимо ушей – мне было 16 и меня многое не так волновало, я был морально сильнее, хотя даже и не осознавал этого в то время. может быть, нужно сначала сломаться, чтобы оценить ту силу, которая была когда-то. пять лет спустя я не сумел бы с этим совладать. если бы он сказал мне это, когда мне был 21 год, я бы точно дал ему в рожу.

    с его сыном майком у меня были еще большие проблемы. в результате этого я получил штраф в тридцать тысяч и чуть не схлопотал дисквалификацию на два года. майк гэнли был работал в пресс-службе на чемпионате мира и пытался выгнать дела из комнаты отдыха для игроков, потому что на нем были джинсы.

    я сказал:

    - слушай, мы просто выпьем пару рюмок и пойдем ужинать. уйдем через минуту.

    - нет. немедленно. он должен уйти, - сказал майк.

    - о, да отцепись, - сказал я.

    но он не оставил нас в покое. в конце концов я вывел его и ударил головой. а потом, когда он кинулся звонить организатору турнира энн йейтс и рассказывать, что произошло, я сказал: «давай-давай, стукач гребаный» и пихнул его еще раз. потом я дал стрекача: я подумал – лучше я отсюда уберусь, прежде чем все начнется. до этого случая я ни разу никого не бил по голове, и никогда больше такого не повторял. на самом деле, это не похоже на меня, и я вовсе не был рад тому, что натворил.

    я думал, что энн йейтс спасет меня, но она нашла меня и сказала: «у тебя большие проблемы». меня намеревались выкинуть с чемпионата из-за этого инцидента, пришлось звонить своему адвокату, чтобы он все уладил. я должен был играть в четвертьфинале с джоном хиггинсом, но даже не знал, позволят ли мне продолжить игру. провели дисциплинарное собрание и мне пришлось туда прийти. думаю, если бы на мою сторону не встал джимми чэмберс, который знал меня еще ребенком, меня был точно вытурили с турнира. но мне разрешили продолжать и я в конце концов проиграл питеру эбдону в полуфинале.
  20. BagiraE Спортивный Гуру

    На форуме с:
    2 авг 2007
    Сообщения:
    21.357
    Адрес:
    Украина
    прямо после этого матча мама сказала мне о беременности салли. с салли мы встречались примерно год, но к тому моменту уже давно разбежались. вот хрен, подумал я. это определенно не планировалось, поскольку наши отношения всегда были довольно случайными, но салли решила, что хочет идти дальше и родить ребенка. я не знал, что делать – или что я должен сделать. я уже был в депрессии и не хотел – или не мог – со всем этим справиться. она родила дочку, назвала её тэйлор, и я начал выплачивать ей содержание. вскоре они уехали. я платил им деньги каждую неделю и купил им дом, так чтобы они могли нормально жить, но первые годы жизни тэйлор я не имел с ней ничего общего. только когда я оказался в прайори, я начал думать о том, что значит быть отцом. когда я вышел оттуда – написал салли и сказал, что хотел бы увидеться с тэйлор. она написала мне ответ: «я этого не хочу, потому что я знаю, какой ты на самом деле. ты приходишь и уходишь, а это совсем не хорошо для нее». я понимал, о чем она говорит, и что это справедливо, но настаивал, начав проводить кучу времени возле их дома. я чуть с ума не сошел, увидев тэйлор, и так радовался тлму, что просто её увидел. я видел в ней частичку самого себя – как и мне, ей нельзя будет приказать делать что-либо. но я чувствовал себя неуютно от осознания того, что я тут нежеланный гость. я решил уйти, подождать, пока моя дочка подрастет и будет сама решать. с тех пор она приезжала ко мне домой несколько раз. она просто чудесная малышка, мне очень грустно, что я не вижу её чаще, но сейчас это невозможно. я уверен, мы узнаем друг друга намного лучше в будущем.

    но из всех инцидентов меня больше всего расстроило то, что случилось на айриш мастерс в марте 1998-го. мы с джимми вайтом пошли погулять вечером. я только что победил его на мастерс, но он должен был остаться до айриш бенсонс, ну а я все еще играл в большом соревновании. мы каждый вечер ходили к лили , но я там только пил гиннесс.

    однажды кто-то принес немного печенья с марихуаной. я такого никогда не пробовал. «да это просто замечательная штука», - сказали мне, так что я взял немножко, развеселился и хихикал. это было плохим решением. я не особенно хорошо играл, что уже чувствовал, что мое имя написано на трофее.

    у меня были сильные соперники – джимми, потом стивен хендри и джон хиггинс – но я все равно чувствовал, что обойду их, и сделал это, переиграв в финале кена догерти. в жизни бы не подумал, что немножко печенья с марихуаной выявится в тесте на наркотики, так что когда мы проходили тесты после финала, я не особенно переживал.

    несколько недель спустя йен дойл, который к тому времени стал моим менеджером, подошел ко мне во время чемпионата мира, и сказал:

    - мне нужно с тобой поговорить, это очень серьезно.

    - что такое? – спросил я.

    - просто зайди ко мне в номер. я буду там примерно через пять минут.

    я пришел. когда он появился, я спросил:

    - в чем дело?

    - говорят, тебя поймали с дозой. ты провалил тест на наркотики.

    - бля!

    был уже четвертьфинал чемпионата мира.

    - не волнуйся из-за этого, - велел йен. – просто иди и играй.

    - не волноваться?! что будет?

    я думал, что меня могут дисквалифицировать. это висело надо мною во время игры с джоном хиггинсом в полуфинале. думаю, было бы лучше, если бы йен подождал до окончания турнира и потом все рассказал. он говорил, что будет взят повторный анализ, после чемпионата мира, но как только я узнал, что провалил первый тест, все кончилось.

    после того, как и второй тест оказался позитивным, мне опять пришлось предстать перед дисциплинарным комитетом. я сказал то, что должен был, они сказали, что все обдумают и позвонят мне через час. после обеда мне сказали, что меня лишили титула айриш мастерс, и деньги тоже переходят кену догерти. справедливо, подумал я. я был счастлив, ведь меня, по крайней мере не отстранили от турнира. но потом до меня дошло, и меня словно наизнанку вывернуло. это были очень серьезные деньги – шестьдесят тысяч, плюс еще кубок, и то, и другое переходило кену.

    в 2001-м я опять выиграл айриш мастерс, и журналист меня спросил, что я чувствую, впервые выиграв этот турнир.

    «минуточку, - ответил я. – лучше возьмите этот вопрос назад. я выиграл его во второй раз, и кубок взял второй раз. если вы считаете, что косяк марихуаны мог улучшить мою игру, то, должно быть, бредите. я выиграл тот турнир честно. да и в любом случае, это мне еще услугу оказало – то, что я выкинул это барахло, потому что так игру не улучшишь. я выиграл дважды и запомните это!» журналист рассмеялся.

    кен так и не выиграл этот турнир. если вы его спросите, он скажет, что его разгромили в финале со счетом 9-3 на глазах у огромной толпы земляков.

    думаю, в некотором смысле я и заслужил этот ярлык «плохого парня», но я никогда не был плохим парнем внутри – никогда не ощущал, что это моя истинная сущность. надеюсь, я уже избавляюсь от этого клейма, хотя не думаю, что когда-либо оно исчезнет полностью. а может быть, даже если и исчезнет – не так-то уж это и замечательно. в конце концов, взгляните на историю снукера, по каким-то причинам, плохих парней с талантом всегда любили больше всех.



    продолжение следует...

Similar threads